Психология обыска

Психология обыска 

В психологических основах обыска сочетаются две противоположные формы деятельности: работа следователя по поиску и обнаружению объектов, имеющих значение для дела, и действия (стремления) обыскиваемого, направленные на то, чтобы воспрепятствовать обнаружению этих объектов. Доминировать должна психологическая установка следователя. В основе информации, полученной как процессуальным, так и оперативным путем, на основе анализа обстановки места обыска и личных наблюдений следователь моделирует психологический облик обыскиваемого и, учитывая его установки, склонности, навыки, стремится определить, где и как в данной обстановке он может скрывать искомые объекты.

Например, до производства обыска в семье должны быть получены и проанализированы сведения:

1) о психологическом облике обыскиваемого и членов его семьи, особенно о степени их самообладания;
2) об уровне культуры обыскиваемого и членов его семьи, об интересах, привычках;
3) о профессиях как основных, так и побочных, о хобби;
4) об образе и распорядке жизни;
5) о том, к кому наиболее расположен обыскиваемый, кто, кроме него, может знать о наличии тайников;
6) кто из обыскиваемых менее других владеет собой и может стать объектом особо пристального наблюдения при обыске (если он знает, где спрятано похищенное). 

Важно правильно представить психологический портрет обыскиваемого для решения вопроса о месте и способе сооружения тайника. Чаще всего преступник выбирает для тайника такое место, которое кажется ему надежным с позиции его профессии, жизненного опыта, привычных представлений. При этом конструкция и качество исполнения тайника определяются профессиональными или любительскими навыкам прячущего. Главное внимание лицо направляет на то, чтобы замаскировать тайник. Для этого выбор места и способа хранения производится с учетом не только габарита и иных свойств предмета, но и главным образом необычности этого места, способа. Так, в расчете на естественную брезгливость преступники и их соучастники упаковывают предметы, оружие, ценности в непромокаемый материал и помещают их в помойки, выгребные ямы, дворовые уборные, в грязное белье и т. п.

Нередко вещи скрывают таким образом, что, оставаясь спрятанными, они находятся на виду. Например, золото, драгоценные камни, ювелирные изделия упаковывают в полиэтиленовые мешочки и помещают в банки с вареньем, стоящими на полке, подоконнике, в чулане. Для того чтобы скрыть тайники и утомить тех, кто производит обыск, деморализовать их "неудачами", преступники и их соучастники прибегают к сооружению ложных тайников и фабрикации их внешних признаков. Например, вбивают свежие гвозди на ограниченном участке пола, делают ложную "заплатку" из обоев и т. п.

Преступники, знающие о наличии поисковых приборов, используют для сокрытия, например, не металлическую коробку, а деревянную, пластмассовую и т. п. Участники преступной группы нередко сооружают единообразные тайники, прячут оружие, деньги, вещи, наркотики, подражая друг другу. Это важное психологическое обстоятельство должно учитываться при проведении обысков, в том числе групповых, у членов преступных сообществ. В любом случае следует исходить из того, что преступник, предполагая возможность обыска, основательно к нему подготовился.

Психология поиска включает в себя умение моделировать действия преступника, а также формирование у обыскиваемого твердой установки, что целенаправленная, планомерная, методичная деятельность следователя увенчается успехом, т. е. все объекты, имеющие значение для дела, будут найдены. Вступив в контакт с обыскиваемым, следователь проверяет свое представление о нем и пополняет его личными наблюдениями. От того, как держит себя обыскиваемый, как он реагирует на появление следственно-оперативной группы, в какой форме и какие чувства проявляет, зависит решение следователя о выборе тактики обыска, о том, кого из членов семьи или иных присутствующих следует оставить, за кем следует наблюдать особо и т. п.

Таким образом, первая психологическая конструкция, с учетом которой создается система поиска, — это способность следователя воссоздать (смоделировать) психологические портреты обыскиваемых и умение совмещать поиск с анализом их поведения. Вторая психологическая конструкция основывается на неослабном наблюдении как следователя, так и его помощников за обыскиваемыми.

В задачу такого наблюдения входит:
а) предотвратить нападение на должностных лиц, осуществляющих обыск;
б) не допустить уничтожения обыскиваемыми каких-либо предметов, документов, ценностей;
в) замечать реакции обыскиваемых на различные ситуации в ходе обыска.

Многолетней практикой производства обысков отмечено, что приближение следователя к тайнику вызывает у лиц, знающих о тайнике, определенную реакцию, которая во многом зависит от склада характера субъекта, от типа и состояния нервной системы. В одних случаях наблюдается заметная скованность движений, в других - проявления реакций вегетативной нервной системы: бледность, краснота, выступание пота, частое сглатывание слюны и т. п. Возможна судорожная подвижность пальцев, тряска ноги, постукивание каблуком (носком) обуви по полу, постукивание пальцами руки, неотрывный взор в одну точку, находящуюся в стороне от тайника. Разумеется, есть люди, хорошо владеющие собой и способные скрыть волнение. Однако не всегда это делается удачно.

Так, лицо, державшее себя до определенного момента корректно и уважительно, начинает вымученно позевывать, потягиваться, посматривать на часы, изображать из себя уставшего и скучающего человека. Достаточно часто обыскиваемые пытаются отвлечь внимание, сбить с "маршрута" поиска. Варианты подобных попыток могут быть самые разные: внезапно возникшие вопросы к следователю и его помощникам; отвлекающие разговоры, анекдоты; активные действия с видимым "желанием" по¬мочь следователю (открытие дверок шкафа, извлечение из него ящиков с бельем, снятие вещей с антресолей).

Попытки вывести следователя из душевного равновесия могут выражаться в отталкивании его от двери, окна, детской коляски, постели больного; истерические выкрики, оскорбления, обвинения; вырывание из рук следователя взятых им предметов, документов.

Целью подобных действий является:
а) сорвать психический настрой обыскивающих на спокойный, планомерный обыск;
б) спровоцировать ответную реакцию с тем, чтобы впоследствии использовать это как мотив для жалоб, для отвода следователя и т. п. Наблюдение за реакциями обыскиваемых должно быть неослабным, но в то же время незаметным.

Главная задача - уловить резкие переходы от одного психологического состояния к другому и с учетом этого уточнить то место, приближение к которому вызывает тревогу обыскиваемого. При этом надо учитывать возможность симуляции тревоги с целью привлечь внимание следователя к участку, где ничего не спрятано. Подобная тактика имеет целью утомить следователя и его помощников бесплодными поисками, создать у них мнение об отсутствии тайников. В психологическом плане могут быть использованы поисковые приборы. Практике известны случаи, когда сам их вид и манипуляции с ними побуждали обыскиваемых к выдаче спрятанных объектов. Целесообразно информировать обыскиваемого о свойствах прибора, убедить его в том, что все будет найдено, и затем повторно предложить добровольно выдать искомое.